В вашем браузере отключен JavaScript, поэтому некоторое содержимое портала может отображаться некорректно. Для правильной работы всех функций портала включите, пожалуйста, JavaScript в настройках вашего браузера.
Close

Вход на сайт

Для входа можно использовать учётную запись, созданную на любом из сайтов Нормативка.by, Бухгалтер.by, Экономист.by, Юрисконсульт.by.


 

Пятничное чтение: «Кукушечка поехала»: к чему приводит излишний самоконтроль и как с ним бороться

31 января 2020, 14:02

Депрессия, алкоголизм и даже кома — такими страшными последствиями чреват синдром профессионального выгорания, который в России все еще не воспринимают всерьез. Forbes поговорил с выгоревшими управленцами и предпринимателями и узнал, как не стать жертвой тотального самоконтроля

В канун нового 2017 года бывший гендиректор УК «Уралсиб», а сейчас владелец сети клубов раннего развития детей «Бэби-клуб» и школ «Белая ворона» Юрий Белонощенко 16 дней провел в коме. По его словам, причиной стало неизвестное аутоиммунное заболевание, которое развилось на фоне перенапряжения и эмоционального истощения: «Было подозрение на аутоиммунный энцефалит, но ведущий специалист по этой болезни в Испании смотрел карту, снимки (есть в распоряжении Forbes) и анализы и исключил этот диагноз. Единственное, что точно установили — это заболевание аутоиммунное, так как организм сам себя уничтожал. Версия с перегрузками была ключевой у врачей». В результате у Белонощенко отмерла часть коры головного мозга, он терял память, заново учился ходить и говорить. «Я никого не видел, ничего не слышал, не мог ничего говорить. Очень удивился, когда мне сказали, что у меня пятеро детей. Забыл, что такое деньги вообще. Мне говорят, сколько доллар стоит? А я — что такое вообще доллар? Что такое 60 рублей?» — описывает предприниматель свое тогдашнее состояние.

До этого инцидента Белонощенко несколько месяцев работал без выходных, а в свободное время интенсивно занимался профессиональным спортом — несколько раз преодолевал половину дистанции Ironman (21 км бегом, 2 км вплавь и 90 км на велосипеде), участвовал в суточной 450-километровой велогонке Лондон-Париж, триатлонной дистанции «Побег из Алькатраса». Все это, по словам Юрия, вписывалось в образ успешного менеджера, эффективно распределяющего свое время. Но реальность оказалась далека от бизнес-литературы: слишком плотный график, недостаток сна и постоянная гонка включили «защитный механизм, который решил устроить организму перезагрузку».

 Случай Белонощенко — крайняя стадия синдрома выгорания и излишнего самоконтроля, которым часто страдают управленцы и предприниматели. Это «невероятная реакция, одна на миллион, которую нужно еще изучать, но в целом постоянные перегрузки могут сказываться на общем состоянии», предупреждает Владлен Чурсинов, хирург Городской поликлиники №107 в Москве. «Как результат — хроническая усталость, снижение настроения вплоть до расстройств депрессивного спектра, есть вероятность повышения артериального давления, которое может повлечь случаи инсульта, когда кора по более простым и понятным [чем в случае Белонощенко] причинам частично отмирает», — говорит врач.

Многим режим, ведущий к выгоранию, помогает достигать карьерных высот и получать зарплату мечты, но «жечь» долго не получается: рано или поздно работа на износ приводит к реальному износу — депрессиям, болезням, алкоголизму, отсутствию интереса к жизни. Где грань между амбициями и паранойей и как быть, если вы выгораете прямо сейчас?

Трудоголик-алкоголик

«Я пристрастилась к быстрым удовольствиям. К осени пить каждые выходные стало для меня нормой. А как-то утром, после очередного звонка будильника, я подумала, что лучше бы умереть сейчас, чем вставать с кровати и жить свою жизнь. В этот момент я поняла, что надо что-то делать», — рассказывает Дарья Смирнова, в прошлом интернет-маркетолог в крупной компании, а ныне владелица магазина экологичных средств гигиены для женщин ecowoman.space. До такого состояния ее довела удаленная работа на столичную компанию, которая, по словам Смирновой, скидывала на нее помимо основных обязанностей еще и функции проджект- и аккаунт-менеджера. Через три месяца она почувствовала себя вымотанной, но непреходящую усталость считала признаком слабости и вместо того, чтобы уйти в отпуск, решила ужесточить самоконтроль — например, сама попросила начальство ввести для себя KPI. «Как понимаю сейчас, в условиях недостатка счастья я вешала себе «морковку», чтобы хоть как-то себя радовать за тяжелый ритм, который сама себе навязала», — анализирует Дарья.

«Жизнь превратилась в ежедневник с планами на месяц вперед. Муж не выдержал такой конкуренции, брак развалился»

Из крутого пике по социальной лестнице ее вывели походы к психологу и занятия йогой. Смирнова уволилась и занялась собственным бизнесом, который отнимает по 8-10 часов времени в день. Наученная горьким опытом, Дарья больше не проводит ночи за компьютером и раз в неделю полностью отключается от работы, «делая только то, что хочется». «Самоконтроль позволяет достичь невероятных результатов. Но если под вашей деятельностью нет фундамента из любви, желания и смысла, то вы очень быстро превратитесь в грустного человека, которому не хочется жить», — заключает предпринимательница.

Если самоконтроль работает как естественная сила, а не постоянный надрыв, то в долгосрочной перспективе это позволит подняться по карьерной лестнице, соглашается Валерия Розова, основательница HR-компании Typical. Положительный для карьеры эффект жесткого самоконтроля отмечает и Алексей Баранов, владелец проектов по корпоративному образованию Constructor.Team и PlaySTRONG. За несколько лет «режима ниндзя» Баранов, по его словам, увеличил доход в пять раз и приобрел вес в профессиональном сообществе. При этом личная жизнь пошла прахом, за год он не взял ни дня отпуска, а «самой неудачной инвестицией» оказалась покупка абонемента в фитнес-клуб, куда Баранов сходил два раза.

Эффект выжившего

Отсутствие времени для занятий спортом — сущие мелочи по сравнению с тем, к чему еще может привести выгорание на работе, говорит менеджер по продажам с 15-летним стажем, а сегодня частный бизнес-инструктор Ольга Иванова. Работа по 15 часов в сутки, борьба за корпоративные награды и достойный уровень жизни «превратили в пепел» ее отношения с мужем и дочерью. «Меня засосала воронка результативности. Жизнь превратилась в расписанный ежедневник с планами на месяц вперед. Первый муж не выдержал такой конкуренции, брак развалился. Но я еще с большим усердием и самоконтролем двигалась вперед — ведь теперь я одна обеспечиваю ребенка», — вспоминает Иванова.

«Я думала: лучше бы умереть сейчас, чем вставать с кровати и жить свою жизнь»

После очередного рабочего подвига она пережила приступ высокой температуры и судорог, а приехавший врач поставил диагноз «нервное истощение». «Я выгорела дотла, растратила весь свой ресурс. Агрессия на всех, кто рядом, и понимание, что жизнь закончилась и ничего нельзя изменить», — описывает Иванова. Она сделала перерыв в работе и обратилась к психологу. Это помогло: менеджер стала давать себе выходные и делегировать неприоритетные задачи подчиненным.

Работа на пределе возможностей истощает не только морально, но и физически — почти все собеседники Forbes говорят о тех или иных симптомах недомогания (вероятность негативной физиологической реакции на выгорание подтверждает и хирург Владлен Чурсинов). Владимиру Масленникову, вице-президенту финансовой группы QBF, друзья все чаще говорили, что за последние годы он «очень постарел», а управляющий директор образовательного портала фармацевтов Pharmedu Татьяна Ходанович и вовсе чуть не погибла на курорте из-за подорванного стрессом иммунитета. Она начинала карьеру на заре «нулевых», когда, по ее словам, «работодатель мог уволить, когда захочет, и понятия переработки не было как такового». Такой режим привел к тому, что в первом за несколько лет отпуске Ходанович заболела брюшным тифом. Болезнь удалось победить, но после этого случая у нее произошла переоценка ценностей — с тех пор она закрывает ноутбук ровно в 19 часов и четко разделяет работу и отдых. «Нужно было оказаться на грани жизни и смерти, чтоб пересмотреть свои взгляды и уже наконец жить», — вздыхает Татьяна.

Алексей Баранов из Constructor.Team после сильных стрессов автоматически выбывает из рабочего ритма на несколько дней: «Я работаю до момента, пока тело само не говорит «хватит» — тогда заболеваю и лежу, поедая пиццу и глядя сериалы». Такая реакция — естественная защита организма, которой не стоит стыдиться, говорит эйчар Валерия Розова. По ее словам, режим войны на работе активизирует в человеке суперсилы, но хватает их ненадолго. «Вы не спали сутки, находитесь в середине пустыне, до воды и еды идти еще шесть часов, а засыпать и вовсе небезопасно. Конечно, вы выдавите из себя все возможное и получите результат. Но потом нужен будет этап восстановления — долгого сна, передышки и спокойствия, — проводит он параллель с работой мозга. — Это нормально: даже люди с Уолл-стрит во всех фильмах изображаются как персонажи, которые хотят быстро сколотить капитал и начать «жить нормально».

Добежать марафон

Самое страшное в выгорании то, что темная сторона самодисциплины неочевидна — постоянное повышение собственной планки выглядит как личностный рост и поощряется обществом, говорит Екатерина Уколова, владелица компании по созданию и развитию отделов продаж Oy-li. «Серьезно взялась за собственную дисциплину я в 18 лет — начала ставить жизненные цели, одной из которых было нарастить ежемесячный доход до 300 000 рублей. Сейчас эта цифра превышает 4 млн рублей, но это стоило мне и бессонных ночей и колоссального труда», — рассуждает Уколова.

«Нужно было оказаться на грани жизни и смерти, чтоб пересмотреть все свои взгляды и уже наконец жить»

С тем, что корни излишнего самоконтроля часто закладываются в юности, соглашается совладелица логистической компании «КВТ Сервис» Юлия Шленская. «Болезненной гиперответственностью я страдаю с 7 лет, когда родители вопреки моим желаниям отдали меня в музыкальную школу. Будучи людьми работающими, за руку меня не водили, но контролировали результаты моей учебы, — рассказывает Шленская. — Так как ругани и скандалов я не любила, приходилось самой следить, как бы чего не профукать. Ведь родители за меня платили в музыкалке, как сейчас помню, 21 рубль в месяц. Большие деньги. Надо соответствовать».

Этот эффект преследовал ее до 40 лет: «Кукушечка местами ехала, но в целом привыкаешь». Выйти из кризиса помогли походы к психологам. «Я наконец поняла, что не могу отвечать за убийство Кеннеди и вот за эти 50 вещей тоже, это выше моих сил и компетенций», — говорит Юлия. Теперь она не убивается из-за неудач, не страдает от рабочего перфекционизма и может устроить себе внеплановый выходной, если это необходимо: «Осталось научиться выключать телефон, но я работаю над собой».

Цели ставить нужно, и амбиции — это прекрасно, но нельзя путать их с паранойей, предостерегает соосновательница сервиса аренды вещей Next2U Екатерина Крайванова. «Работать надо не много, а хорошо. Нужно действовать согласно правилу Парето, когда 20% усилий должны приносить 80% результата», — советует она.

Рассуждать о правильном балансе работы и личной жизни легко до первого аврала на работе, замечает Марина Малашенко, HR-директор сервиса для планирования путешествий OneTwoTrip. По ее словам, почти на каждого управленца по крайней мере раз в несколько месяцев падает задача, которая требует максимальных усилий. Если ее выполнение сулит весомый для компании результат, принебрегать ей нельзя — ради того, чтобы заключить судьбоносный контракт, можно и не поспать пару ночей. Главное не возводить эту практику в привычку: «Такие случаи — спринт, а вся наша жизнь — марафон. Спринт должен принести ощутимую отдачу, но после него обязательно нужно восстановиться, чтобы найти силы продолжать бежать свой марафон».

Крайванова после появления тревожных сигналов («сорок минут смотрю в таблицу в exel и не очень понимаю, что с ней делать, торможу в общении с друзьями») пересмотрела свой график: «Теперь мой рабочий день начинается рано с выбора главного и отсеивания второстепенного и заканчивается тоже рано. В ежедневном графике всегда есть время на семью, спорт и на себя».

«Срочные проекты — спринт, а вся наша жизнь — марафон»

То, что физические нагрузки не позволяют сойти с ума в бешеном рабочем ритме, подтверждает и Татьяна Ходасевич из Pharmedu. «Любой формат от бассейна, йоги, бани до бокса. Когда ну совсем нет времени делать что-то из вышеперечисленного, я просто гуляю по близлежащему парку, стараюсь поразглядывать листочки, белочек, травку. Мозгу это необходимо для того, чтоб не чувствовать, что его используют на износ», — делится опытом менеджер. Людям, которые маниакально помешаны на самоконтроле, нужно вышибать клин клином, считает Тимур Валишев, основатель сервиса для онлайн-консультирования на сайтах JivoSite: «Здесь нужен обратный самоконтроль: заставлять себя прекращать работу и идти заниматься жизнью. Потому что иначе она просто проходит мимо».

Как не допустить выгорания на работе?

Советы основательницы HR-компании Typical Валерии Розовой

  • Расставить четкие приоритеты и отказаться от необязательных дел. Например, порядок в вашем рабочем пространстве прямо сейчас менее важен, чем разговор с новым клиентом. Ежедневные планерки можно убирать, если команда поняла принципы работы. Задавайте себе вопрос «если это сделаю не я, то что произойдёт?» Если ответ «ничего критичного», то вы не должны этого делать.

  • Оптимизировать рабочие процессы. Сложные вещи и задачи чередуются с более легкими. Все лишние встречи переносятся в чаты, встречи, разбросанные по городу, группируются по принципу «тратить как можно меньше времени на дорогу».

  • Забить свой календарь по-полной. Речь не о рабочем календаре, а о расписании жизни в целом. Если вы не заменеджерите своё время — заменеджерит кто-то ещё. Встречи с друзьями и близкими, время на прогулки и на «подумать» — точно такие же компоненты вашего расписания, как встреча с клиентом и деловой обед. Все должно иметь место и пространство, иначе работа инертно вас засосет. Рабочие чаты во время семейного ужина — плохая задумка.

  • Организовать быт. Жить рядом с работой, иметь спортзал рядом с домом — удобно. Перенести покупку продуктов в онлайн, совмещать завтрак со встречей с другом. Все это помогает найти больше времени на разгрузку сознания.

  • Заботиться о здоровье, физическом и ментальном. В Долине предприниматели практикуют медитацию и йогу, но ничуть не хуже работают и более обыденные ритуалы: прогулка в лесу, занятие кроссфитом или урок латино-американских танцев, кулинарный мастер-класс и поход в театр. Здесь кто на что горазд, главное, найти инструмент, который отвлечет вас от постоянного метания между рабочими задачами. Если нужна «скорая помощь» — выходите на пробежку. Ученые из Гарварда доказали, что ритмичные, повторяющиеся упражнения с легкостью справляются со стрессом и назвали их «muscular meditation». Даже 20 минут легкого бега будет достаточно, чтобы вернуться к делам с другим настроением.

  • Не пренебрегать сном. Люди, которые страдают бессонницей или намеренно выбирают образ жизни с малым количеством сна, в 5 раз больше подвержены депрессии и в 20 раз больше — тревожности.

  • Ставить понятные рабочие цели. Это позволит не расслабляться и контролировать, когда вам действительно нужно остаться в офисе сверхурочно.

Информация подготовлена редакцией портала forbes.ru

 

Новости по теме:

С Днем Победы!
8 мая 2020, 10:08

Порталы для специалистов

Курсы валют

Банки 16.07.2020
1 USD 2,4160 2,4050
1 EUR 2,7380 2,7390
100 RUB 3,3900 3,3740
Нацбанк 16.07.2020
1 USD 2,4016
1 EUR 2,7445
100 RUB 3,3919
Голосование
Планирует ли ваша компания возвращение в офис сотрудников, если вы переходили в режим самоизоляции?





Планируются ли изменения в организации работы офиса, после возвращения из режима самоизоляции?




Изменилось ли отношение к удаленной работе в вашей компании?




Все ли сотрудники вернутся в офис?




Погода

Вы можете выбрать другой город для информера
Ближайшие праздники